Современные западные политические и философские концепции национальной и религиозной безопасности

Современные западные политические и философские концепции национальной и религиозной безопасности

Кононов Сергей Викторович

Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище имени Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского

Жуков Артем  Вадимович

Забайкальский государственный университет

Аннотация. Статья посвящена попытке анализа современных трактовок безопасности в рамках философских концепций Запада. Задачей является концептуализация современных философских представлений о безопасности. В рамках исследования современные тенденции развития философии безопасности здесь связываются со стремлением осмыслить сущность безопасности в качестве сложной, комплексной системы, в структуру которой включен ряд подсистем, включая человека, общество, власть, международное сообщество. Авторы доказывают, что синтез положений этих концепций дает основания для формирования интегральной концепции безопасности учитывающей положения концепций, указывающих на материальное, онтологическое содержание угроз со стороны окружающего, глобализирующегося мира и ментальное содержание угроз, конструируемых сознанием в ответ на усиливающее влияние современных процессов информатизации и виртуализации.

Ключевые слова: Безопасность, национальная безопасность, концепции безопасности, национально-государственная концепция, концепция «мирового сообщества», концепция «мягкой силы», постмодернистские концепции.

В течение всего ХХ в. вплоть до его последних десятилетий, несмотря на предельно широкое расширение своего понятийного значения, безопасность продолжала считаться стабильным состоянием устойчивого и системного равновесия социальных систем, в которых традиционные образцы культуры защищаются и сохраняются несмотря на воздействие новаций. Однако прошедшие десятилетия конца ХХ и начала XXI вв. существенно расширило  содержание трактовок безопасности, так как оно вышло  на уровень  осознания проблематики выживания всего человечества.

Безопасность в современных исследованиях выступает в разнообразных образах, используемых философскими направлениями, связанными с выражением позиции официально-государственного, системно-философского и постмодернисткого дискурсов. Наиболее влиятельным является дискурс философии, связанной с выражением точки зрения на безопасность со стороны ведущих западных государств. В публикациях X. Л. Макиндера, Г. Моргентау, А. Мэхэна, Ф. Ратцеля, Н. Спикмена, К. Хаусхофера [1] превалирует изложение концепции, обосновывающей актуализацию национальной системы безопасности на уровне государства. В частности, философские основания необходимости актуализации политики, направленной на обеспечение национальной безопасности США содержатся в концепции «реальной политики» Г. Моргентау [6].

В течение последних десятилетий ХХ в. официально-государственная концепция безопасности переживает кризис, так как ее теоретики вынуждены пересматривать защищаемые этой концепцией        положения и подходы к международной, национальной и региональной безопасности. Теория Г. Моргентау, Г. Киссинджера и З. Бжезинского была потеснена философскими концепциями, представляющими так называемый системный подход, который при определении  национальной безопасности стремился акцентировать внимание на том, что безопасность должна характеризоваться целостностью, устойчивостью, стабильность страны, общества, государства, как единой социальной системы, продолжающей сохранять это состояние несмотря на деструктивные воздействия на нее.

Данные концепции, разработчиками которых были У. Бек, Э. Гидденс, Н. Луман,  У. Липпман, А. Уолферс, Дж. Бертон [3]  стремились учитывать весь комплекс социальных взаимодействия данной системы, куда входила необходимость соотнесения понятий региональной, национальной и международной безопасности; важность включения в анализ  национальной безопасности вопросов, касающихся основных потребностей и прав человека, включая проблему питания и голода, образования, права на труд, личностную свободу, защиту окружающей среды. В них отражалось стремление к снижению роли крупных государств в процессе урегулирования международных конфликтов и увеличению роли общественных международных движений. Теория мирового сообщества обосновывает необходимость интенсификации системных связей в рамках взаимодействия между государствами и неправительственными, общественными организациями, в рамках которой государство передает им значительную часть своих полномочий [3]. При этом государству отводится роль гаранта безопасности в отношениях между гражданами, общественными объединениями, политическими партиями и другими общественными объединениями, формирующими в целом позитивно оцениваемый контекст социального бытия. Государство в данном случае не единственный инструмент обеспечения безопасности, а арбитр, либерально настроенный по отношению к своим гражданам и общественным объединениям, выполняющим по сути весь набор функций, направленных на обеспечение национальных интересов и ценностей.

Однако, при всей широте охвата и позитивности, теория мирового сообщества также показала свою ограниченность, которая заключалась в том, что в отсутствие сильной¸ обвиняющей все общество государственной власти, в обществе переставала работать и государственная идеология, обеспечивающая все общество едиными ценностями и целями. Переосмысление этого факта позволило Дж. Наю [7] сформулировать постулаты теории «мягкой силы», которые обосновали необходимость использования государством политики конструирования и предоставления обществу настолько привлекательных систем ценностей, которые будут способны привлекать широкие массы населения и организации, объединяющиеся с целью их достижения. Как отмечает этот исследователь, разработанная им концепция, позволила объяснить процессы объединения общества и обеспечения его безопасности наиболее экономичным методом. Для этого государство, выполняющее функции лидера, должно исповедовать ценности, которым стремятся следовать все другие.

При этом проблематика безопасности в современный период оказалась дополнена не только аксиологическими концепциями, но и онтологическими концепциями Ю. Хабермаса [5], Д. Белла  [4], З. Баумана [2] , и др. представителей постмодерна, которые были нацелены на новое понимание бытийной реальности и представляли новое, соответствующее изменяющейся реальности второй половины ХХ в. онтологическое объяснение с позиции анализа современных процессов коммуникации и жизнедеятельности. Смыл этой философии  заключался в том, что в современную эпоху господства средств массовой информации и цифровизации реальности, вся сфера жизнедеятельности стала в массовом порядке производить имитации своих объектов, что ведет к деградации общества и культуры. Таким образом, в рамках философии постмодерна был поставлен вопрос о  необходимости защиты общества, человека, культуры от всепоглощающего воздействия глобализации. В рамках этого вопроса обсуждалась проблема использования новейших информационных технологий, представляющих особую опасность для социума. В частности, постмодернисты обращают внимание на роль искусственного разума, которую он играет в системе информационной безопасности, на возможности, которыми обладают космические системы связи, играющие функцию генетического и психотронного оружия. С этой темой связано исследование на формирование современных угроз со стороны научно-технического прогресса, который характеризуется бурным развитием научных знаний в сфере информационных, экономических, телекоммуникационных, генетических, биологически и др. технологий, изменивших структуру жизнедеятелности человека. Следствием процессов увеличения объема научных знаний в этих сферах является не только к увеличение скорости развития общества, но и увеличение степени его неустойчивости. В частности, современные средства коммуникации и электронные масс-медиа особенно эффективно влияют на психическое состояние личности, что является основанием для возникновения угрозы «промывания мозгов», уничтожающего психику индивида .

Синтез перечисленных направлений, наряду с учетом того, что было достигнуто в рамках философии безопасности в предшествующий период дает основания для формулирования интегральной концепции безопасности, основанной на системе методов, включающих положения, обоснованные теориями государственной концепцией безопасности, системно философским подходом, теорией мирового сообщества и теорией «мягкой силы», и философией постмодерна. Перечисленные концепции описывают безопасность в качестве целостной системы взаимодействия объекта безопасности, находящегося в рамках системного взаимодействия с современным миром, с которым осуществляются политические, экономические, культурные связи. При этом тенденции к глобализации уравниваются тенденциями к интернализации перечисленных связей, меняющих структуру личной и общественной безопасности страны или отдельного региона, испытывающего влияние глобализации. Таким образом, современные тенденции развития философии безопасности связаны со стремлением осмыслить сущность безопасности в качестве сложной, комплексной системы, в структуру которой включен ряд подсистем, включая человека, общество, власть, международное сообщество.

Вывод:

Исследование доказывает, что современное развитие трактовок безопасности существенно изменило содержание понятия безопасности, так как оно вышло  на уровень  осознания необходимости выживания всего человечества. Согласно этому пониманию, современные угрозы порождают необходимость выработки новых, эффективных в современных условиях технологий обеспечения безопасности личности, которые в силу их многомерности должны иметь интегральный характер, нацеленный на защиту человека, социума, информационного тезауруса всей культуры. При этом сегодня очевидной особенностью понимания сущности безопасности выступает необходимость защиты двух сторон жизнедеятельности каждого объекта, куда входит его онтологическая, бытийная сторона и с другой стороны – его виртуальная, мыслимая сторона.

Список литературы

  1. Хаусхофер К. О геополитике. Работы разных лет. М.: Мысль, 2001. 322 с.
  2. Bauman Z.Work, consumerism and the new poor. Philadelphia: Open University Press, 1998. 106 p.
  3. Burton J. Conflict resolution: its language and processes. Lanham, Md: Scarecrow Press, 1996. 86 p.
  4. Bell D.The coming of post-industrial society: A venture of social forecasting. N.Y.: Basic Books, 1973. 507 p.
  5. Habermas J.Theorie des kommunikativen Handelns. Bd. 1. Handlungsrationalität und gesellschaftliche Rationalisierung. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1995. 533 s.
  6. Morgenthau H. J. Politics Among Nations. The Struggle for Power and Peace. NY: Alfred A. Knopf. 1948. 489 p.
  7. Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N Y: Public Affairs Group, 2004. 192 p.

Back to Top